Еще один рассказ Константина Гоппе. Оригинал рассказа можно посмотреть здесь.

Далее текст автора. Орфография и эпитеты сохранены.

 

Наконец-то, наконец-то решились оторвать свои задницы от сиденья автомобиля и пройтись пешком. Слегка так… Километров этак 70, с рюкзаками, да по сыпухам (в местном миру курумникам), ледникам и прочим приятным местам.
Сборы были сложнее, чем обычно. Что такое собраться в автомобильный поход? Берем всё, авось пригодится, лишь бы в машину влезло. Еду и обратно можно привезти, если не съедим, теплых вещей побольше, чтоб не замерзнуть если что. А тут… Каждый килограмм на счету, на своих ведь плечах нести. Замеряли крупы стаканами, банки тушенки строго по дням. Ну и остальное тоже. Самое большое – теплые вещи. Пригодятся или нет – неизвестно, но тяжелые ведь они и объемные! Еле-еле компромисс нашли. В итоге только один раз замерзли, а в целом вроде ничего не забыли и лишнего тоже не взяли.
«Нивы» на этот раз не было, поехали на моем видавшем многое «Хюндае Акценте». В день государственного американского праздника торжественно доехали к отцу в деревню. Ну, это стало традицией и отправной точкой всех алтайских путешествий. А 6 июля отправились дальше. Планы были сходить на Актру и Маашей. Не на вершины, конечно, но как-нибудь так, рядом где-нибудь, чтоб приобщиться к высокому (4173 м.). Проблемы с организацией вроде решили. Почти. Не считая, что непонятно, где и с кем машину оставлять, если идти в пешие походы.
Ночь с 6 на 7 провели в районе Усть-Семы, на «ванночках», которые из-за большой воды были не ванночками, а целыми ваннами ледяной катунской воды. С купанием пролетели, но не за этим и ехали.

7 июля, 300 км. на авто.
На второй день добрались до Акташа в надежде оставить авто где-нибудь у гостиницы и найти попутку или нанять кого-нибудь на Актру. У гостиницы места были, стоянка всего 30 руб/сутки, но хозяйки не было и машину для дальнейших передвижений найти не представлялось возможным. У погранотряда тоже никто ничего не советовал. Там же стоял УАЗ-буханка с какими-то мужиками, они ждали пропуск в погранзону, в Джазатор ехали. Они посоветовали двигать дальше в Курай и искать там. Кстати, не доезжая Акташа, мы подсадили в машину женщину-алтайку с ребенком. Папаша остался на дороге со сломанной машиной. Он первым посоветовал Курай и даже назвал там некоего Олега, который поможет с доставкой.
В Курай приехали, нашли дом этого самого Олега. Дом был пуст и открыт, хозяина не было. Находится дом в конце центральной улицы второго Курая (там две части деревни), уже на выезде к мосту через Чую (из центра деревни налево). Путем поисков и ожиданий вычислили, что машину-то оставить можно, но доставка дальше больно дорога: 800 руб. до нижней базы (30 км. не самой страшной дороги) и 1500 до альплагеря (ну, это вполне возможно). Тот же человек, что сообщил цену, посмотрел на нашу машину и неожиданно сказал, что до нижней базы сами доберетесь, а там стоянка есть. Дальше пешком. По прошлому году я помнил, что к нижней базе действительно вроде не так и страшно ехать. Но тогда была «Нива», и я почему-то совершенно забыл последний километр пути. Хоть убей, не помню, что там было. Брод помню, дальше не помню.
Поехали дальше сами. До Чуи знакомая дорога, мимо старой МТС (в смысле машинно-тракторная станция, а не то, что можно подумать), потом деревянный мост и много-много полевых дорог в степи, на фоне которой вдали сияли белизной вершины Актру. Главный ориентир – горка с каким-то геодезическим прибором наверху. Её нужно объехать левее и дальше – к речке. Брод через речку Тюте форсировали на «ура». Глубина была 0,5 м., Акцент взял брод без единого чиха. Главное, волну поймать и перед собой толкать, и всё путем. После брода поехали по памяти левее. Переехали через арык и вот тут-то начались мои метания. Первое ответвление дороги влево привело в лес с огромными на мой взгляд булыжниками. Второе – к булыжникам поменьше, но всё равно показалось страшно. Чертыхаясь, вернулись к броду через Тюте, чтобы провести рекогносцировку дорог, и тут следом приехал полноприводный ЗИЛ с альпинистами из лагеря. Водитель сказал, что ехали мы правильно и других дорог нет.
Ну не отступать же! Поехали опять. У арыка нас догнали два паркетных полноприводника с новосибирскими номерами. Уже смеркалось. Водители джипов посочувствовали нам и после обсуждения как ехать (они были вообще в первый раз), отправились по второй дороге. В задумчивости и почти в темноте мы стояли у въезда в лес. Машины не вернулись. Я вылез из машины и пошел за ними следом. Оказалось дороги в лесу с камнями и горками метров 800. Вроде проехать можно. Вернулся, сел за руль и решительно двинул к нижней базе. Эти несчастные 800 метров в кромешной уже тьме я проскочил за 5 минут, не больше, при этом только один раз зацепил днищем машины, и то просто поторопившись.
Нижний лагерь представляет из себя огороженную частную территорию у переправы через речку Актру. Стоит домик, в котором живет алтаец-охранник и дежурит старенький ГАЗ-69, водитель которого практически каждый день возит туристов, не жалеющих 250 р. с носа за доставку непосредственно в альплагерь, который находится в 10 км. выше. Заброска производится по ужасной «дороге», мечте участников трофи-рейдов. Новички на хороших джипах проходят ее за пару-тройку часов, «джипер» на ГАЗ-69 – за час. Мы для себя назвали это авто «Бешеный уазик». Пешком с рюкзаком очень хорошим темпом обычный турист (не инструктор-профессионал) проходит вверх за 3 часа, вниз – за 2. Повторяю, очень хорошим темпом.
У домика – автостоянка, по 30 руб. за сутки. В тот момент там находился разношерстный транспорт, в основном японские джипы, но и пара обычных авто, в том числе новенький маленький Рено с московскими номерами. Остальные – из Барнаула, Новосибирска, Томска. Группа новосибирцев, прибывшая одновременно с нами, выгрузилась и в кромешной тьме с фонариками двинулась дальше пешком. Мы не рискнули совершать героические поступки и остались ночевать, поставив свою палатку.

8 июля, 10 км. пешком.
С утра мимо палатки потянулся народ в сторону альплагеря, большей частью пеший, с рюкзаками. Погода стояла чудесная, вершины Северо-Чуйского хребта сияли всеми ледниками и манили к себе. Собрав продуктов на 3 дня и все теплые вещи, ближе к обеду мы выдвинулись к альплагерю, оставив машину на стоянке. Через речку Актру можно проехать вброд, а можно проехать или пройти по деревянному длинному мосту. В этот день в конце моста застрял тот самый «Бешеный уазик». Вернее, застрял он ночью, провалившись между бревен. Одновременно с нами речку вброд форсировал старенький «Prado», в котором ехали двое мужчин лет 35 с двумя пацанами лет 12, сыновьями. В итоге до самой морены, 5 км., мы двигались фактически параллельно. Несмотря на то, что я фактически впервые в жизни совершал длительный переход с рюкзаком по горам, мы шли бодро и обогнали часть группы, прошедшей мимо нас, когда мы еще сворачивали палатку. Я отнес этот феномен на усталость группы, которая прошла пешком уже довольно много до того.
Тропа, она же «дорога», шла вдоль долины речки Актру, метров на сто выше русла. Вокруг довольно густой лес, перемежающийся полянами с густой альпийской растительностью. Всё было чудесно, не считая тяжелых рюкзаков, постоянных подъемов и спусков (ерунда, правда, по сравнению с дальнейшим), и злых паутов (это такая большая муха, жутко кусачая, по-научному называемая слепень). Пауты закончились только на морене.
Через 5 км. лес расступился и мы вышли на моренную долину реки, представляющую из себя широкое ущелье, которое с двух сторон обступают высокие скалистые горы, а впереди – Караташ, стена, высотой уходящая далеко за 3000 м., совершенно отвесная, позади, справа и слева от которой видны ослепительно белые вершины Северо-Чуйского хребта и языки ледников Малого и Большого Актру. Долина в середине – многорукавное каменистое русло, обступаемое по краям лесом. Где-то впереди, почти у подножия Караташа, была цель нашего сегодняшнего похода – высокогорный альплагерь Актру. Последние 5 км. дались нам значительно легче, чем предыдущие, несмотря на начинающуюся усталость.
Альплагерь представляет из себя территорию сразу нескольких хозяев. Функцию контроля за передвижениями альпинистов и туристов осуществляет база спасателей. Они сами занимают несколько домиков, у них есть деревянные домики и стационарные палатки для размещения групп и просто туристов. Еще одну часть альплагеря занимают гляциологи Томского Университета, изучающие ледники. И еще одна часть территории, насколько мы поняли, принадлежит томской фирме «Промальп».
По приходу мы сразу нашли руководство лагеря спасателей, которые показали площадку для палатки, у реки. От них же получили советы, куда сходить начинающим горникам. Из традиционных радиалок была закрыта гора Купол, потому как после землетрясения там постоянные сильные камнепады.
Палатку мы поставили между рекой и ручьём. Воду брали в ручье, она там прозрачнее и чище, несмотря на то, что ручей являлся по совместительству дорогой. Вчером была баня (договорились с томичами, у спасателей была занята французами), а потом здоровый сон в палатке на высоте более 2000 м. В эту ночь не замерзли…

9 июля, около 4 км. пешком.
В этот день решили не утруждаться и сходить к ближайшему леднику Малый Актру. Пошли по тропе левее, перешли через мост и мимо промальповский базы двинулись вдоль горы. В этот день было посвящение в альпинисты, которое заключалось в перелезании по канату через речку, во время которого канат активно раскачивали, так, что посвящаемый нередко здорово окунался. А водичка в Актру, бр-р-р, около 0.
Недалеко от альплагеря стоит два памятника. Один, в виде девушки с ледорубом, посвящен всем погибшим здесь альпинистам, а таковых немало. Второй, свежий, поставлен родителями и родственниками восьмерых новосибирских сноубордистов и троих вертолетчиков, погибших там в мае 2002 года при попытке достичь вершины Актру, чтоб с нее спуститься. Увы, вертолет попал в снежный заряд, задел гору и упал в ущелье. Выживших не было. Некоторых я знал…
Здесь я впервые воочию увидел результаты прошлогоднего землетрясения. Огромные свежеотколотые булыжники, до 5-7 м. в диаметре, лежали повсюду рядом со старыми, заросшими мохом. Видно было, что эти «камушки» не просто упали, а еще по дороге прыгали и валили окрестные деревья. Представляю, какой был грохот!
До ледника недалеко, 1,5 – 2 км., тропа нетрудная. Выходит она к нему сверху. Хорошо видно, что ледник сильно отступил, огромные груды камней перед ним на сотни метров словно сдвинуты бульдозером. Там был лед. Нижняя часть ледника частично завалена камнями. Обратно вернулись другим путем, перейдя через реку по двум шатким бревнам. В этот день я впервые воочию увидел и потрогал ледник. А в эту ночь впервые жутко замерз, температура была, наверное, 3-5 градусов, да еще с речки дуло.

10 июля, 12 км. пешком.
Этот день мне запомнился невиданными доселе красотами и очень тяжелой тропой. Из двух вариантов, перевал Учитель или Голубое озеро, был выбран второй. Голубое озеро – небольшой водоем на высоте 2900 м., у самой кромки льда, по пути на перевал Маашей.
У альпинистов и спасателей, а также турфирм весьма своеобразные представления о способностях обычных туристов-чайников. Когда мы спросили, сколько идти на озеро, нам сказали что в среднем два часа, но это долго, инструкторы обратно за 50 мин. доходят. Мы в итоге потратили 4 часа в одну и 2,5 часа в обратную сторону. И дело даже не в трудности тропы, а в том, что на высоте силы уходят очень быстро, и курумник (каменные россыпи) очень «живой», идти по нему – удовольствие сомнительное. Но как иначе увидеть то, что мы увидели? Впечатления компенсировали все трудности!
Вначале тропа идет по берегу реки, в лесу. В конце леса стоит скала с памятными табличками погибшим альпинистам и большой крест. Хорошее напоминание быть осторожными. Первые 3 км. не очень трудные, затем идет довольно крутой перевал, по которому карабкаться довольно тяжело. Проходя мимо стены Караташ, мы постоянно слышали камнепады, буквально каждые 5-10 минут сверху срывались камни, виднелось облачко пыли и доносился грохот. С перевала тропа шла вдоль ледника Большой Актру. Это был самый тяжелый участок пути. По курумнику тяжело, по леднику страшновато. Но мы упорно двигались вперед. Белые вершины были, казалось, на расстоянии вытянутой руки. Растительность давно кончилась, но попадались бабочки! Что они там делали, как выживали, непонятно.
Казалось, мы шли целую вечность. Именно здесь впервые возник риторический вопрос нашего похода: Где это чертово озеро?! Во второй раз он возник, когда мы шли к Маашейскому озеру. В итоге, чуть не прошли мимо. После очередного подъема, когда Маашейский перевал кажется уже совсем близко, нужно от ледника уходить вправо, подниматься по сыпухе вверх. Когда мы увидели озеро, буквально остолбенели от открывшейся красоты. Абсолютная, космическая тишина, идеально чистая изумрудная гладь (и почему это «Голубое»?), никакого движения (рыб нет, естественно, что им там есть?), камни, и небольшая избушка на берегу. Как оказалось, это хижина гляциологов. Дальше одна тропа шла по леднику на Маашейский перевал, другая – на перевал Значкистов. Но нам туда уже было не по силам. Полюбовавшись природой, мы зашли в хижину отдохнуть и слегка перекусить. Пока делали это, следом за нами пришла группа инструкторов, сопровождавших французов. Видимо, недешев такой тур для иностранцев, если двоих немолодых европейцев сопровождали 4 инструктора и 2 носильщика дров (прямо шерпы какие-то). Причем инструкторы пришли раньше, и пока подходили остальные, в том числе и туристы, они быстренько сварганили ужин. Дальнейший путь этой группы шел в сторону Маашейского перевала и дальше в долину Маашея и Шавлинских озер, куда мы впоследствии попали другим путем.
В лагерь вернулись поздно, сил уже ни на что не было. Чтоб не замерзнуть, арендовали пару дополнительных спальников. Ну и перцовочка в небольшом объеме помогла, конечно…

11 июля, 10 км. пешком, 180 на автомобиле.
Самым большим удивлением для меня за этот поход было то, что я, никогда до этого не проходивший за один раз больше 1 км. по прямой и имеющий плоскостопие, ни разу не ощутил ломоты и боль в ногах и спине, даже пройдя за один присест 12 км. с рюкзаком на 25 кг. Вот и в это утро я встал бодрым и здоровым!
Собравшись, мы подождали «бешеный уазик», который накануне пообещал недорого довезти до нижней базы. Сумма в 500 руб показалась нам слишком большой и мы решили отправить с ним рюкзаки за 100 руб, а самим пойти пешком налегке. В общем-то правильно сделали. Удобство поездки на такой машине и по такой дороге сомнительно, а пришли мы в итоге к нижней базе всего-то минут на 20 позже. Благодаря и нашей скорости, и тому, что по морене наз довезли пару км. те самые ребята на «Prado», которые тоже решили продолжить путешествие. На базу мы пришли на час раньше них. Проезд плохого участка от базы занял у нас около 20 минут, после чего мы привычным уже путем доехали до Курая. Поскольку время у нас было, решили проехаться до Кош-Агача, последней крупной деревни перед монгольской границей. Заодно побывать практически в эпицентре землетрясения.
Никаких особых последствий последнего на трассе и в Кош-Агаче мы не увидели. Разве что слегка потрескавшиеся стены некоторых домов. Конечно, мы не попали в Бельтир, который, по сведениям, разрушен настолько сильно, что всю деревню переносят. А вот строительство во всей Чуйской долине идет активное. В каждой деревне в стадии сдачи десятки домов, а в Кош-Агаче – новенькая трехэтажная школа, построенная по всем правилам сейсмичной зоны, на сваях.
Чуйская степь своеобразна, но негостерпиимна. Находясь на высоте 2000 м., она представляет из себя полупустыню из сплошных мелких камней, пыли, с очень редкой растительностью и величественными белыми вершинами по краям. Красиво, но долго находиться там не хочется. Обратно мы быстро добрались до Акташа, благо, Чуйский тракт от начала до конца – отличная трасса. В Акташе еще раз заглянули в гостиницу и решили самостоятельно добраться до слияния Чуи и Маашея, куда в прошлом году пробрались на Ниве. И здесь нам вновь дважды повезло. Во-первых, мы проехали, хотя на тех 15 км. после Чибита, что ведут вдоль Мажойского каскада Чуи к устью Маашея, нам встретились люди на «жигулях», пытавшиеся нас отговорить от этой затеи. Во-вторых, мы не знали, что перевалочная база у моста закрыта, потому что автодорога на перевале засыпана землетрясением и люди практически перестали останавливаться там, уходя сразу пешком дальше. А повезла нам, что в это время в этом месте лагерем стояли сейсмологи из Москвы, которым мы и оставили машину под присмотр. Мало того, начальник сейсмологов оказался, как и я, авторушником. В конфе Уазоводов он известен как Сакжой. Огромное ему спасибо! Он же рассказал нам много интересного про алтайское землетрясение. Дорога вверх, у которой мы остановились и которую проехали в прошлом году на Ниве, оказалась на пути основного разлома и в результате была полностью засыпана. Теперь там только тропа.
Ночевка на берегу Чуи была приятной и очень теплой. Днем жара стояла за 30, ночью тоже можно было спать практически голым.

12 июля, примерно 15 км.пешком.
Группа, шедшая по маршруту «кругосветки», переночевавшая рядом с нами, ушла рано утром. Вот преимущество самостоятельных походов: иду куда хочу и когда хочу. Нам совершенно не хотелось упираться, мы вышли часов в 12. Первый, знакомый подъем в 1,5 км. взяли за 35 минут. Наверху увидели отличия пейзажа от прошлогоднего. Мало того, что всюду прямо на дороге шли длинные трещины неизвестной глубины, часть склонов осыпалась, не говоря уже про саму дорогу. Дальше прошли мимо знакомого моста через Маашей, мимо зимовий и от развилки пошли левее, вдоль реки. Направо тропа уходила к Шавлинским озерам. Встретившиеся нам туристы сказали, что вот скоро будет речка Каракабак, а там недалеко. Ага, как же! Имевшаяся под рукой карта была не слишком информативной. Через некоторое время возник законный вопрос: Где эта чертова речка?! Тропа была не то чтобы тяжелой, но очень нудной, и пауты опять стали доставать. Наконец, впереди увидели этот Каракабак («черная забегаловка», как я в шутку перевел), после которого всё стало значительно интереснее и в то же время труднее. Густой лес окружал нас на всем пути. Над ним возвышались снежные пики. После Каракабака, который мы перешли по бревнам, начались огромные старые морены, представляющие из себя груды наваленных огромных камней высотой метров 80, заросших лесом и кустарником. Перевалив очередную, мы увидели местное население – пищух, зверьков, родственников зайцев. Здесь они были пугливые, а дальше, на стоянке на берегу озера эти наглые «зайцы» тащили всё прямо из-под носа. Раньше я где-то читал, что они едят исключительно свежее сено. Куда там, тащат всё подряд, вплоть до сыра! Через 6 часов непрерывной ходьбы вопрос: «Где это чертово озеро?» витал в воздухе и был многократно озвучен. После не знаю какой по счету морены гул реки стих и она вообще куда-то пропала. Оказалось, что из озера она вытекает где-то под мореной.
Само Маашейское озеро не очень зрелищно. Красив вид вокруг. Впереди видны снега пика Карагем и язык Маашейского ледника. Со всех сторон озеро обступают высокие скалы, заканчивающиеся у воды курумом. Есть классические фотографии этого вида в интернете, достаточно в поисковике набрать «озеро Маашей». С морены мы посмотрели вниз и увидели единственную площадку, пригодную для стоянки, на которой расположилась группа, вышедшая утром с Чуи. Спустившись вниз, мы с помощью инструктора группы нашли место и для себя. Затратив на весь путь 7 часов, мы были совершенно уставшие, и, поужинав и посидев на берегу озера, пошли спать.

13 июля, 10 км. пешком.
Пробуждение было довольно ранним, потому что накануне мы решили присоединиться к группе в их прогулке к леднику. Потом долго смеялись над формулировкой «прогулка». Ни фига себе, прогулочка, 5 км. в одну сторону по жесточайшим осыпям и крутым моренам! Первая же осыпь оказалась свежей, появившейся в результате землетрясения. Один раз в пути пошли не туда, и в результате пришлось карабкаться по огромным камням вверх, рискуя свалиться.
За три часа мы дошли, наконец, до ледника. Уму непостижимо, какой все-таки разнообразный Алтай! Именно здесь я увидел классический в моем понимании ледник – огромный белоснежный массив льда, как черепаха, спускающийся по крутым склонам. Его высота огромна, а из-под него, опять же, классическим способом, из ледяной пещеры вытекает Маашей. А правее виднелся пик Маашей-Баши, одной из высочайших вершин Алтая, и Нижнешавлинский перевал, через который можно было проникнуть к Шавлинским озерам. Но это в следующий раз…
Обратно вернулись около 4 часов дня. Группа стала собираться и выходить обратно к Чуе. Мы предпочли остаться до завтра. Ночевка была чудесной. Мы находились одни, в полной тишине, иногда прерываемой камнепадами и писком «аборигенов». Вокруг было ни души.

14 июля, 15 км. пешком.
Весь этот день был посвящен пути обратно, к родной машине. Шли не торопясь, но всё равно быстрее, чем вверх. Переночевали рядом с сейсмологами. Было жарко по-южному.

15 июля, 350 км. на автомобиле.
Последним местом нашего путешествия была долина Чарыша, реки, посещенной нами в мае со стороны Алтайского края. Теперь решили проехать с другой стороны, от Усть-Кана.
Вернувшись на Чуйский тракт, повернули на знакомую дорогу. После Туэкты свернули с М52 на местную дорогу, в сторону Усть-Кана. Не доезжая его, попали в жесточайший ливень. Такой, что пришлось даже остановиться. Проехав Усть-Кан и повернув на Коргон, мы попали в совершенно новый Алтай. Не знаю, с чем сравнить эти места. Это абсолютно прозрачная вода рек, в отличие от той же Катуни. Рек, сильно пахнущих рыбой. Это не очень высокие горы (до 2300 м.) с очень буйной растительностью и густым лесом, в котором, видимо, очень много всякого зверья. Здесь разводят маралов и делают лучший в мире мед (не шутка и не похвальба!). Основное население долины – потомки староверов и казаков. Дорога через 65 км. приходит в село Коргон, после которого тупик. Переночевали мы в чудесном месте на берегу Чарыша, было тепло и спокойно. Здесь нам еще раз повезло, к нам на огонек заглянула местная молодежь и посоветовала съездить на Девичий плес, место отдыха местных и пока еще редких здесь заезжих рыбаков и туристов.

16 июля, 350 км. на автомобиле.
Девичий плес – местность на берегу реки Кумир, притока Чарыша. Если ехать в сторону Коргона, то перед мостом через Кумир нужно повернуть налево. По этой дороге ездят сплавщики, рыбаки, охотники и егеря. Отсюда начинается уже территория Чарышского района Алтайского края, о чем предупреждает табличка. Дорога идет вдоль реки, по таким красивым местам, что захватывает дух и наступает какое-то приятное блаженство. На своем авто мы смогли проехать 9 км., но этого было достаточно. Мы видели сплавщиков, рыбаков, пасечников, остановились на берегу Кумира, где он проходит глубокое ущелье. Это довольно своенравная река, но выглядит очень мирной и доброй. Прозрачная зеленоватая вода, как глицерин, гораздо теплее катунской. Кажется, что она не так громко шумит в камнях ущелья. Но это обманчиво, пару лет назад здесь погибли два сплавщика, да и ранее случались трагедии. Девичий плес – место, куда можно ехать отдыхать не на один день. По моему мнению – одно из лучших мест Алтая.
Обратный путь был привычен, через Усть-Кан, Черный Ануй, Солонешное, Петропавловку и далее в деревню к отцу. А 18-го мы уже были дома, отдохнувшие и счастливые.


Ниже фотографии и комментарии к ним автора. WildDim.

В Курайской степи



Переправа через Тюте


Нижняя база на Актру


"Бешеный уазик" застрял на мосту через Актру


Первый выход пешком


"Автобан" к альплагерю


Вид на моренную долину Актру


Вечерний отдых


Иди куда хочешь


А вот ездить по ручью можно!


Памятники новосибирским сноубордистам и всем погибшим


Скорбное место


Следы землетрясения


Ледник Малый Актру


Вид на долину реки Актру сверху


И это последствия землетрясения


Малый Актру вблизи


Перевал к Голубому озеру


Снежные пики


По дороге на Голубое озеро


Ледник Большой Актру


Стремление к жизни!


Горы


Тяжеловато идти!


Массив ледника. Внизу французы


Хоть по льду, хоть по куруму!


Горы и лед!


Вот оно, Голубое озеро!


Можно было и дальше пойти


Мост через Чую


До землетрясения я здесь проехал на Ниве!


Долина Маашея


По дороге к леднику Маашей


Ледник Маашей издалека


Ледник Маашей вблизи


Исток реки Маашей


Кумир (приток Чарыша). Каков цвет воды!


Эх-х-х, здорово!



Маршрут путешествия. Синим обозначен мой путь.


Карта Северо-Чуйского хребта с пешей частью маршрута.